«Делаю, что хочу». Олимпийский чемпион Олег Верняев — о том, как не ограничивает себя в режиме и еде на карантине

4 мая 2020, 19:05

Украинский гимнаст Олег Верняев спокойно отнесся к переносу Игр в Токио на год. Радио НВ поговорило с одной из главных олимпийских надежд Украины.

В течение четырех лет они готовились: брали в руки шпагу, ныряли в бассейн, бегали, прыгали, шли к цели — Олимпиаде 2020. Но в планы вмешался коронавирус. Игры в Токио перенесли на год, а украинские спортсмены, как и весь мир, оказались на карантине.

Видео дня

В интервью Радио НВ олимпийский чемпион, чемпион мира и шестикратный Европы, который переехал в Киев из Донецка, рассказал о том, как воспринял перенос Игр на 2021 год, каким образом проводит карантин, и как во время него не ограничивает себя в режиме и еде.

— Олимпиада переносится на один год. Для вас это была ожидаемая информация? Она была приятной или нет?

— В принципе, когда я узнал про то, что Евро-2020 по футболу переносится на следующий год, я уже был готов к тому, что Олимпийские игры тоже стопроцентно перенесутся. И я отнесся к этому спокойно.

— Еще один год ожидания — это для вас усиленный режим?

— Это не ожидание. У меня есть еще год потренироваться: что-то добавить, что-то выучить, поменять программу. Для меня это, может быть, даже к лучшему.

— То есть это дополнительное время себя подготовить?

— Лично для меня — да. Потому что в принципе, если вы знаете мою историю, я два года подряд в начале года восстанавливался после операции, поэтому я уже имею опыт, как восстанавливаться после долгого периода. А здесь он не такой долгий, и плюс для восстановления мне надо просто вернуть свою физическую форму, чтобы не переживать, что меня будет тревожить здоровье или еще что-то.

— Как изменилась ваша жизнь и тренировки на карантине?

— С 17 апреля я сижу дома, где более-менее поддерживаю физическую форму, потому что особо у нас ничего не сделаешь, ведь это специфический вид спорта. У нас так нельзя, как, допустим, в футболе, боксе, борьбе, фехтовании — тех видах спорта, которые хоть как-то минимально можно отрабатывать в качестве подготовки, в то время как нам нужно это делать в зале.

Поэтому я плюс-минус просто отдыхаю и жду возвращения в зал. Вроде бы Кабмин принял закон, что нас должны впустить в зал уже официально — не всех, но, грубо говоря, элитную часть, которые олимпийцы.

— Это значит, что вы поедете в Конча-Заспу и там уже будете заниматься?

— Жить не буду там, но буду ездить, потому что не знаю, как там сложится ситуация с питанием и проживанием. Я могу дома пожить и буду ездить просто на базу. Мне так нормально. Пока не появится уже полноценный режим на базе с питанием и проживанием.

Честно говоря, мне без разницы, лишь бы уже в зал пустили и можно было тренироваться. Скажут ездить — буду ездить. Скажут, что можно жить — буду жить. Я подстроюсь под любые условия.

— Еще не все олимпийские лицензии получили, да?

— Самую главную уже завоевали — командную. Теперь есть еще возможность взять две индивидуальных. У меня и, если наш молодой парень поедет на взрослый чемпионат Европы, то и у него еще есть возможность выиграть одну лицензию.

— А насчет режима, изменился ли он у вас? Возможно, позже встаете или наоборот?

— Я в принципе и до карантина ложился после 12 ночи — в час, в два, в три постоянно. Ну, как получится. А сейчас вообще могу в шесть, в семь, могу и в восемь утра лечь. Да, у меня уже какое-то американское время или японское.

— Чем себя отвлекаете? Вы из тех людей, например, которые расписали себе день онлайн-лекций, или из тех, кто наслаждается свободным временем?

— Я делаю, что хочу. Захотел поотжиматься — пошел поотжимался. Захотел — в футбол поиграл. Захотел — поел. Захотел — выехал в Макдональдс, ведь Макдрайв работает. Сидишь себе в машине и ешь. То есть, нет, не планирую ничего. У меня всегда все лучше получается, когда я импровизирую и на ходу придумываю. Планировать — это не мое.

— Среди развлечений что-то добавилось у вас? Кроме того, что появилось свободное время — это сериалы, рисования, книги. Что вам нравится делать для себя?

— Та ничего такого. Не рисую, не читаю, не танцую. Мне достаточно просто находиться в компании своих людей и все.

— Дома у вас какая компания?

— У меня живет друг. Не сам, потому что самому было бы тяжело, конечно.

— Если говорить отдельно о питании, вы себе позволяете все сейчас?

— Да. У меня никогда по этому поводу не было проблем. Все, что хочу, все ем. Я могу смотреть фильм в 12 часов ночи, приготовить какой-то бургер или еще что-то. Все равно я своих три, пять, шесть килограмм наберу за карантин, вне зависимости от того, что я буду есть.

Поэтому зачем мне себя сдерживать, если все равно потом их сбрасывать эти же пять килограмм? Только так я вроде бы буду сохранять какой-то режим, ничего не получать, а так я буду есть, отдыхать, а потом все ту же массу сброшу.

— Вы как-то говорили о том, что в какой-то момент гимнастика стала неинтересной, когда было много достижений. У вас сейчас есть какая-то цель, наметили ли вы ее?

— Конечно. У меня полгода был какой-то психологический спад, потом получил травму, и это вернуло все на свои места. Соскучился за гимнастикой и вернулся.

— Когда будут минимальные послабления на карантине, хотя бы первые, которые планирует наше правительство, что первое сделаете из того минимального, о чем больше всего скучаете?

— Я пойду в зал и все. Я живу в спокойном режиме. Всегда смотрю по ситуации, по обстановке, ведь не знаю, что будет завтра, что появится, а что исчезнет. Заранее не планирую. Что увидел и захотел — это и делаю.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X