Секс, наркотики и хоккей, или В 45 жизнь только начинается – доказано легендарным Тео Флери

17 октября 2016, 17:00
Цей матеріал також доступний українською
Сексуальное насилие, наркозависимость и попытка самоубийства – знаменитый хоккеист Тео Флери перешагнул в жизни через настоящий ад. Его история – в спецпроекте Sport Arena и Новое Время о суперзвездах спорта, достигших вершин, несмотря на жизненные испытания

Он приходил ночью.

Словно пес, вползал в комнату на четвереньках – так и приближался к своей жертве. Жертва в этот момент дрожала, целиком завернувшись в простыню, весьма слабую, надо сказать, защиту. Тео чувствовал, как простыня откидывается и мужские руки начинают гладить его ступни, с омерзением ощущал, как сумрачная тень продвигается все выше и выше и замирает в районе паха...

Видео дня

Что было дальше, Тео никогда не помнил: его сознание отключалось от ненормальности происходящего.

После этого пресытившийся Грэм Джеймс, 33-летний главный тренер клуба Мус-Джо Уорриорз из WHL (Западная хоккейная лига, одна из трех главных юниорских лиг Канады), уходил, оставляя в кровати испуганного и заплаканного правого форварда своей команды – 16-летнего Теорена Флери.

Как и большинство выдающихся канадских хоккеистов, Тео Флери родился в страшном захолустье – Оксбоу, провинция Саскачеван – вы никогда не слышали об этом населенном пункте. Его детство проходило в Расселе, провинция Манитоба, локации, никак не обозначенной на глобальных картах. Маленький Тео встал на коньки в пять лет да так и проводил целые дни на катке. Дома все равно делать было нечего.

Отец Уолли Флери когда-то считался перспективным игроком и даже был приглашен в тренировочный лагерь Нью-Йорк Рейнджерс, но аккурат перед многообещающей поездкой сломал ногу – пришлось учиться ходить заново, и о хоккее можно было забыть навсегда. Поняв, что мечте не суждено сбыться, Уолли начал пить. Каждое морозное утро он садился в свой погрузчик, держа в руках упаковку пива и три пачки сигарет. После работы приходил домой с новой упаковкой – и так день за днем. Маму звали Донна – она с мрачной необратимостью сходила с ума на почве религии и наркомании: ходила на собрания Свидетелей Иеговы и практически всю жизнь сидела на валиуме. Поскольку родители жили, погруженные в свой собственный мир, то воспитанием детей особо не заморачивались: еду и одежду Тео, а также его младшие братья Тед и Трэвис получали в католической общине – единственном месте в мире, в котором заботились о детях Уолли и Донны Флери.

1_04
1_04 Фото:

Само собой, Теорен считался отморозком и хулиганом, но играл в хоккей с такой страстью, что посмотреть на него приезжали из многих городов не только Манитобы, но и Саскачевана. Он всегда был самым маленьким в классе, а на льду так вообще ниже всех на голову, но брал мастерством и агрессивностью. Его заприметили в Западной хоккейной лиге, откуда прямая дорога в знаменитую Национальную хоккейную лигу (НХЛ), но на беду Тео, заметил его Грэм Джеймс. Их знакомство началось, когда Тео было 14 лет – Джеймс пригласил его и еще двух других юных хоккеистов в поездку, окружил роскошью вроде сытного ужина и джакузи, лег спать вместе с Флери, а ночью Тео проснулся от того, что тренер гладит ему задницу. Дальше – больше.

Почему Тео молчал? Тренер в подростковом канадском хоккее – священная фигура. Это словно второй отец. Именно от коуча зависит, сумеешь ты развиться или нет; будут ли у тебя шансы попасть в Большое Шоу или их не будет.

Кроме того, Флери ужасно боялся огласки: он знал, что пресса поднимет шумиху, и Джеймса, скорее всего, конечно, накажут, но он, Тео Флери, в хоккейном мире навсегда останется тем, кто «крутил роман» с тренером. Поэтому он закутывался в простыню и терпел.

Пить он начал в 16 – к тому времени его жизнь превратилась в сплошной сексуальный кошмар, и алкоголь оказался панацеей, чтобы забыться. После упаковки пива (потом его заменит ром с колой, чуть позже – чистый виски) Флери забывал про домогательства тренера и снова мог улыбаться. Часто пили вместе с Шелдоном Кеннеди – они были единственными хоккеистами из того призыва Мус-Джо Уорриорз, которые позже попадут в НХЛ. Грэм Джеймс изнасиловал Шелдона, когда тому было 14. Вся карьера Кеннеди прошла между НХЛ и Американской хоккейной лигой (по сути, лига вторых команд НХЛ – прим. автора): так и не сумев избавиться от терзающих его воспоминаний, он пристрастился к алкоголю и кокаину.

4_04
4_04 Фото:

В 1986 году Тео Флери стал доступен для драфта НХЛ (мероприятия, на котором профессиональные клубы выбирают себе перспективных игроков – прим. редакции), но, конечно же, его никто не выбрал – в Шоу ставили на габаритных парней, а что сможет против них поделать 165-сантиметровый хлюпик? Зато через год его знала вся страна: Флери поехал на молодежный чемпионат мира, где принял участие в грандиозном сражении между сборными Канады и СССР – в той драке были замечены все без исключения игроки матча. Сначала, забросив шайбу, Тео обидно потроллил скамейку запасных советской сборной: подъехав к ней, он вскинул клюшку, как пулемет, и «расстрелял» соперника. А во втором периоде матча потасовка между Флери и Костичкиным привела к тому, что войдет в историю мирового хоккея как самая масштабная драка на международном уровне – «Побоище в Пьештянах».

Побоище в Пьештянах

Перед драфтом-1987 Центральное Скаутское Бюро отводило «Проныре» (такое прозвище Флери получил в молодежном хоккее) позицию №197 (из двухсот), дополнительно отметив, что будь Флери на 15 см выше и на 10 кг тяжелее, он ушел бы в НХЛ в первом раунде. Его выбрали Калгари Флеймз – восьмой раунд, общий 166-й номер. «Драфтануть» маленького хоккеиста «Огоньков» убедил скаут Ян Маккензи, уже следивший за «Пронырой». Маккензи раньше работал копом, поэтому мужик был суровый. «Запомни свой номер драфта, пацан, - сказал он после церемонии, пожимая Флери руку. - От тебя может уйти жена, но номер драфта останется с тобой на всю жизнь».

Как водится, для начала его отправили в фарм – вторую команду Калгари, но Тео не унывал: фарм-не фарм, но контракт-то уже энхаэловский! Он прекрасно проявлял себя в низовой категории, более того, в качестве капитана привел молодежную сборную Канады к победе на чемпионате мира в соответствующей возрастной категории в Москве и вошел в символическую сборную турнира, в то время как у основы Калгари намечались явные проблемы с игрой. 1 января 1989 года произошло событие, которого с нетерпением ждет любой молодой хоккеист – Тео подняли в первую команду.

Он вошел в раздевалку Флеймз, парализованный страхом, но стараясь не показывать охватившие его чувства. Защитник Эл Маккинис, обладатель одного из сильнейших бросков в НХЛ, скрестил руки на груди и встретил Тео фразой, исключавшей даже самую малую толику дружелюбности: «Какого ты здесь делаешь, недомерок?!»

«Меня подняли», – пробурчал Флери, стараясь не встречаться с ним глазами. Ветераны с явным скепсисом смотрели на новичка. В ту пору в Калгари играли лишь пять хоккеистов ниже 180 см, а команда по большей части состояла из крупногабаритных бойцов. В лиге «Огоньков» тогда называли «Лес красных деревьев». Такое меткое прозвище они получили от легендарного хоккеиста Стэна Микиты.

Болельщики Калгари обожали Флери, фото megaphonemagazine.com
Болельщики Калгари обожали Флери, фото megaphonemagazine.com Фото:

Первый матч за Калгари Тео провел 3 января – против Квебека. Отлично понимая, что нужно создавать себе репутацию в Шоу, Флери проводил силовые приемы направо и налево. В своих первых трех играх новичок Флеймз набрал пять (две шайбы и три результативные передачи) очков, но нужно было сделать главное – следовало завоевать уважение среди партнеров.

В поединке против Лос-Анджелес Кингз еще один неофит Калгари, Кенни Сабурин, совершил непостижимое – умудрился отправить в борт самого Уэйна Гретцки. На беду Сабурина, на льду в тот момент находился бугай Кен Баумгартнер (185 см, 95 кг, 2242 минуты в скамейке штрафников за 696 игр в Главной Лиге), который тут же стремглав помчался «разруливать» ситуацию. Баумгартнер и Джей Миллер, еще один игрок Королей, вдвоем атаковали беднягу Сабурина. Надо было что-то делать.

Тео бросился на Баумгартнера и запрыгнул ему на спину. Тафгай удивленно развернулся, поднял Флери одной рукой словно букашку, а второй мощно зарядил ему в лоб. Лицо Тео заливала кровь, он пребывал в нокдауне, но нашел в себе силы подняться со льда и сжать кулаки, намереваясь продолжать бой. Но неожиданно его схватили сзади за свитер и оттащили от Баумгартнера. Это был сам Гретцки. «Успокойся, парень, - сказал «Великий», - давай-ка отвезем тебя на скамейку». Теорен Флери навсегда запомнит этот момент – как его, мелкого новичка, спас от разгневанного Баумгартнера самый великий хоккеист в истории. В раздевалке Тео наложили швы, он снова вышел на лед и забросил еще две шайбы. После матча вратарь Майк Вернон, один из той пятерки, что ниже 180 см, скупо обронил: «Нормально сыграл, мелкий». А мрачный Эл Маккинис улыбнулся (Тео подумал, что это самая страшная улыбка из всех, что он видел в жизни) и подмигнул.

Флери понял – он принят.

В НХЛ тогда пили во всех командах – все вместе после каждой игры. Тренеры никогда не акцентировали на этом внимание, поскольку если парни проводят время вместе вне льда, то они будут спаянным коллективом и во время матчей. Флери пил все, что горит, нюхал все, чем можно засунуть в ноздри, и каждый раз возвращался из бара с новой девчонкой. Он обрел зашкаливающую популярность в Калгари, став одним из лидеров команды, а болельщики его обожали – как обожают в хоккее всех, кто готов умереть за честь команды. Однажды Тео после драки уходил в раздевалку, дабы сменить заляпанный кровью свитер, но фанаты с трибун кинули ему новый джерси – лишь бы Флери не пропустил смену. Его манера игры оставалась прежней: он цеплял соперников, проводил силовые приемы, старался запугать хоккеистов (любимый трюк – вращать крюком клюшки в критической близости от глаз противника и приговаривать: «Сейчас как выколю!»), но вот только «Пронырой» его больше никто не называл.

Он стал «Могучим мышонком».

Тео Флери выиграл Кубок Стэнли-1989, Кубок Канады-1991 и Олимпиаду-2002. Он установил рекорд результативности Калгари Флеймз, набрав больше всех очков в истории «Огоньков» (только через 10 лет его превзойдет Джером Игинла), семь раз принимал участие в Матче всех звезд и дважды за карьеру набирал в Шоу 100+ очков. Внешне он казался монументально успешным всеобщим любимчиком, но внутри его терзали старые демоны: та же комната, та же нависающая над ним тень Грэма Джеймса, те же ужасные прикосновения, та же липкая простыня, то же чувство стыда, беспомощности и беззащитности.

4664cdb22eee1045e1865a840b2e55de2e7f38ecfde4f8f62dpimgpsh_fullsize_distr
4664cdb22eee1045e1865a840b2e55de2e7f38ecfde4f8f62dpimgpsh_fullsize_distr Фото:

Он пил и нюхал, нюхал и пил. В Калгари закрывали глаза на его образ жизни; в Нью-Йорк Рейнджерс он 13 раз провалил наркотический тест (клуб молчал), зато стал №61 в истории НХЛ среди игроков с лучшим мастерством катания, сумевшим набрать 1000 очков за карьеру. Пытаясь излечиться, он вошел в специальную программу лиги по борьбе с алкогольной зависимостью, но все время срывался. Выступая за Чикаго, он купил себе особняк в пустыне. Пил русскую водку, нюхал кокаин, ждал начала сезона. Джеймс приходил к нему в ночных кошмарах. Однажды Тео проснулся и понял, что больше так не может – поехал и купил оружие (сдал ружье в ломбард, налички уже не было), приехал домой, выпил, занюхал, еще раз выпил, зарядил пистолет и засунул его себе в рот.

А потом понял, кто во всем виноват.

Он бросил пистолет, выбежал во двор, и начал носиться по приусадебному участку, грозя небу кулаками: «За что?! За что ты сделал это со мной?!»

Ему казалось, что его жизнь больше не имеет смысла. НХЛ его дисквалифицировала, а когда дисквалификация закончилась, вернуться уже не получилось, и «Могучий мышонок» в последние годы своей карьеры провел в ветеранских лигах, и даже в таком экзотическом турнире, как Британская Элитная Хоккейная Лига, его признали самым выдающимся хоккеистом, когда-либо выступавшим в Соединенном Королевстве.

Бизнес вне льда не особенно клеился: фирма по продаже бетона разорилась, зато он полюбил девушку Дженнифер, ставшую его второй женой. Боясь, что она уйдет, Теорен Флери окончательно принял решение завязать с алкоголем и наркотиками. Но настоящим спасением стала автобиография, на создание которой Флери убедила знаменитая в мире спорта издательница Кристи Маклеллан Дэй. Книга «Игра с огнем», появившаяся на прилавках 16 октября 2009 года, стала национальным бестселлером номер один в Канаде. Тео словно очистился. С его плеч свалился груз, под гнетом которого он находился долгие годы. Дженнифер плакала, когда читала ее, а со всего мира приходили письма поддержки.

6_02
6_02 Фото:

Алкоголь был больше не нужен. Боль, которую он был призван снимать, ушла. Грэма Джеймса посадили в тюрьму. У Тео обнаружили болезнь Крона, и он тут же создал благотворительный фонд, в котором является главным спонсором.

Из спортсмена – в певцы

В 2015 году Тео Флери выпустил свой первый музыкальный альбом в жанре кантри, который тепло встретили как публика, так и критики.

В НХЛ он заработал миллионы долларов – и все их пропил, пронюхал и спустил на женщин легкого поведения.

Лишь в 41 год он перестал терзаться кошмарами.

Флери и его вторая жена Дженнифер
Флери и его вторая жена Дженнифер Фото:

Теперь ему 48, у него семья, фонд, он содержит молодежную хоккейную команду и дает кантри-концерты: после выступлений новоявленного певца просят подписать автограф на свитерах Калгари Флеймз.

В 14 его жизнь закончилась, а в 45 началась.

Но это не вымышленная история Бенджамина Баттона. Это правдивая история Теорена Флери, «Могучего мышонка» из канадской глубинки.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Спорт
Рассылка лучших новостей в мире спорта
Каждый четверг

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X