Железный человек. Интервью с лучшим украинским триатлонистом Даниилом Сапуновым

1 октября 2019, 21:20

Украинский триатлонист Даниил Сапунов, завоевавший 13 золотых медалей, в интервью журналу НВ рассказывает о подготовке к мировому чемпионату и популярности его вида спорта среди белых воротничков.

С Даниилом Сапуновым, знаменитым украинским триатлонистом или, как теперь принято говорить, айронменом, НВ встречается в центре Киева и совсем ненадолго. Спортсмен и основатель Sapik team — сообщества, где он готовит профессиональных спортсменов и любителей к прохождению дистанций в триатлоне (мультиспортивной гонке, в которую входят плавание, велосипед и бег), — в Украине бывает редко. Его время расписано на год вперед на тренировки и соревнования в разных частях планеты.

Видео дня

В прошлом году Сапунов, уже несколько раз получавший статус Ironman на международных соревнованиях, выиграл чемпионат Ironman Malaysia. Победа дала ему право уже в октябре сразиться за титул Ironman World на мировом первенстве, которое традиционно проходит на Гавайских островах.

Впрочем, именитый спорт­смен с 20‑летним опытом тренировок и коллекцией из 13 золотых медалей не производит впечатления «железного человека». Худой, жилистый, сдержанный и точный в движениях, он весело улыбается, приветствуя НВ, а затем увлеченно рассказывает о своем виде спорта, теперь одном из самых модных в Украине и мире.

— Спорт, в том числе триатлон, стал моден в Украине в последние пять лет, и это заметно по количеству марафонов и спортивных сообществ. С чем вы такую моду связываете?

— Думаю, в эти годы мы стали более открытыми и наконец‑то догнали остальной мир. Я давно тренируюсь за рубежом и не помню, чтобы европеец в выходные гулял в лесу с бутылочкой пива и шашлыками. Он скорее возьмет семью и поедет в этот же лес на спортивные соревнования.

Это общая тенденция. Даже в Молдову триатлон уже пришел. Я до этого шесть лет выступал за Казахстан, а в этой нации мужчина, бегущий по дороге в облегающих лосинах, в прежние времена был бы опозорен. Бокс или борьба — другое дело, это спорт для мужиков. Но буквально недавно в центре Астаны построили огромный парк триатлона. Один из членов местного правительства поддерживает триатлон и вкладывает в него огромные деньги.

— Именно триатлон стал любимым спортом белых воротничков. Почему?

— Пару лет назад американский Forbes даже написал о том, что гольф уходит на второй план, уступая триатлону. На мой взгляд, гольф никогда на второй план не уйдет, но среднему и крупному бизнесу все больше нравится общаться, крутя педали, а не орудуя клюшкой.

Думаю, причин несколько. Во-первых, когда человек достигает в карьерном плане вершин, ему интересно испытать себя на прочность и выносливость в других сферах. Это и ответ на вопрос, что дальше, и преодоление, и способ прочистить мозги. Триатлон — это борьба с собой, со своей ленью, со своими привычками самосохранения, это многих мотивирует. Во-вторых, он требует достаточно много времени на подготовку, а у руководителей крупного бизнеса свободного времени больше, чем у работников среднего звена, и график гибче.

Еще один важный момент, он касается и синих воротничков, — триатлон создает среду общения, общие ценности, которые молодым амбициозным людям интересны. Иногда даже на собеседовании, когда начальник узнает, что будущий подчиненный занимается триатлоном и готовится к Ironman, он сразу понимает: человек умеет хорошо распланировать не только свой день, но недели и месяцы вперед. Ведь триатлон требует рутинных тренировок. Долгосрочное планирование — важное деловое качество.

И последнее: это дорогой спорт, он требует некоторой экономической стабильности.

— Сколько же стоит пройти Ironman?

— Цена на велосипед для триатлона стартует от $ 1,5−2 тыс., верхняя граница — $ 8−10 тыс. Гидрокостюм и абонемент в бассейн на несколько лет, поскольку процесс подготовки к Ironman длится долго. К этому можно добавить поездки и участие в небольших соревнованиях, а также полную экипировку для бега и тренировки в различных погодных условиях — выходит, примерно, около $ 10 тыс. за все. Это достаточно дорого, но в какой‑то степени правильно. Потому что у нас люди иногда забывают, что это спорт и инвестиция в себя, а не только хобби. Но это правильная инвестиция, как инвестиция в образование.

Опытный триатлонист Даниил Сапунов стал лучшим на  чемпионате Ironman Malaysia, а уже через две недели на Гавайях сразится за титул мирового лидера (Фото: Журнал НВ)
Опытный триатлонист Даниил Сапунов стал лучшим на чемпионате Ironman Malaysia, а уже через две недели на Гавайях сразится за титул мирового лидера / Фото: Журнал НВ

— Вы стали чемпионом Ironman Malaysia, а 12 октября поборетесь за титул Ironman World на Гавайях. Как настраиваетесь на победу?

— В нынешнем году старт обещает быть жарким, и это сложнее. Но не это главное. Если ты быстро прошел плавание и велосипед, то добегаешь гораздо легче. Есть ощущение шанса на победу, и появляются огромные силы. Так себя и надо настраивать. Со мной однажды это сработало. На одном из юношеских конкурсов за рубежом мне нужно было занять шестое место, просто чтобы были деньги вернуться домой. Как раз призовых за это место хватило бы. Это было трудно, но меня мотивировало то, что другого выхода нет, и я это место добыл.

— Как соотносится ваше лучшее время прохождения дистанции с лучшим временем на сегодня в мире?

— Вообще всю дистанцию спорт­смен должен пройти максимум за 17 часов. На сегодня лучшее время в мире — 7 часов 39 минут, мое — 8 часов 11 минут. Но в триатлоне рекорд времени — понятие относительное. Все становятся заложниками погоды. Успех также зависит от состояния моря, температуры воздуха, от того, как отмерена дистанция. В прошлом году на чемпионате мира на Гавайях значительно улучшили рекорд, потому что на этих островах всегда жарко, а тогда жары не было. Были тучки, срывался дождик, ветра было меньше, рекорд был превзойден сразу на восемь минут. Хотя до этого он держался 12 лет.

Когда человек достигает в карьерном плане вершин, ему интересно испытать себя на прочность и выносливость в других сферах

— Профессиональный спорт изнашивает организм спорт­смена, касается ли это триатлона?

— Не скажу, что 40‑летний профессиональный спортсмен чувствует себя хуже, чем просто 40‑летний мужик, который работает на заводе. Многое зависит от того, какой вид спорта. Я знаю, что футболисты, например, часто мучаются болями в коленях.

В триатлоне такого нет, потому что у спортсмена нет рваной работы. Все делается ровно. На мой взгляд, он этим и полезен спортсменам-любителям, возрастным спортсменам. Ты монотонно работаешь, тренируешь свое сердце, мышцы, суставы. Здесь действует принцип возрастающей нагрузки, как в восхождении на гору. Сама подготовка к Ironman щадящая, ты не можешь на следующий месяц запланировать себе соревнование. Это задача на год-два.

Точно так же в этом спорте нет особых возрастных ограничений. На последнем чемпионате мира я встречал японского спортсмена в возрасте 86 лет. То есть он всех обошел в отборочном чемпионате.

— Что делаете вы как тренер, если ваш подопечный на половине пути теряет мотивацию?

— Вопрос потери мотивации — это часто вопрос плохо продуманной подготовки. На самом деле если тренировки спланированы разумно и в перспективе двух-трех лет, то человек тренируется 6−12 часов в неделю. Это не так уж много, и потерять мотивацию сложно. Наоборот, это разнообразит повседневную жизнь. Если человек теряет мотивацию, значит, он перетренировался. Когда я это вижу, то даю спортсмену немного отдохнуть.

Сейчас, когда триатлон вошел в моду, к нам приходит достаточно много молодых людей, чтобы блеснуть тем, что, вот, они тренируются, и услышать охи и ахи на свой счет. Такие люди выдыхаются быстро.

Другое дело, если пришел взрослый человек, у которого работа, бизнес. Он знает, что спорт мотивирует его встать каждое утро на час-два раньше, выйти на тренировку, когда у него есть понимание цели. Такие люди не просто занимаются спортом. Они меняют свою жизнь и привычки. Их редко увидишь на пляжном отдыхе в Турции, где все включено. Такие люди уезжают два-три раза в год на старты, а отдых планируют где‑то в Европе, в горах, где есть возможность тренироваться.

— Что происходит с триатлетом после преодоления дистанции? Ему знакомо понятие дистресса и упадка сил?

— Чаще всего сразу после дистанции спортсмены-любители теряют какую‑либо мотивацию. Это нормально, они столько готовились, тренировались, сделали Ironman — и что дальше? Появляется апатия. Физиологические последствия ощущаются еще где‑то неделю после стартов. Тело ломит, очень специ­фически проявляет себя аппетит. Не зря говорят, питание — четвертая дисциплина триатлета. За месяц, как правило, все негативные моменты сходят на нет. И я знаю многих людей, которые еще и еще раз хотят пережить эти ощущения. Поэтому одним Ironman редко кто ограничивается.

Пять вопросов Даниилу Сапунову

— Самая дорогая вещь, которую вы купили за последние пять лет?

— Автомобиль Mercedes.

— На чем вы передвигаетесь по городу?

— На нем же и передвигаюсь.

— Самое необычное путешествие в вашей жизни?

— Все путешествия у меня связаны с тренировками, но любимое — в Малайзию. Я там был несколько раз. Первый раз был четвертым в общем списке лидеров, во второй — перегорел и просто сошел с дистанции, в третий раз вышел победителем. В этом году опять поеду.

— Чего или кого вы боитесь, если боитесь?

— Кого — наверное, таких нет, а чего боюсь — как многие люди, войны. К сожалению, не от меня зависит ее завершение.

— Были ли в вашей жизни поступки, за которые вам стыдно?

— Да, это пару моментов в детстве. С другой стороны, любая неудача — хороший урок

Больше читайте в свежем номере журнала НВ — № 35 от 26 сентября 2019 года

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X